Соловьев Владимир Сергеевич Соловьев Владимир
Русский философ, богослов, поэт, публицист, литературный критик конца XIX века

Биография

Выдающийся философ, поэт, переводчик, Владимир Сергеевич Соловьев, сын известного историка С. М. Соловьева, окончил Московский университет, защитил там докторскую диссертацию, читал лекции. Но в 1881 г. после публичного осуждения им смертного приговора народовольцам, убившим Александра II, был вынужден оставить преподавание, отдался научной и литературной деятельности. Как публицист и критик сотрудничал преимущественно в умеренно либеральном "Вестнике Европы", однако из-за антиправительственных выступлений и сатирических стихов, ходивших в списках, слыл вольнодумцем. В последние годы своей недолгой жизни проникся глубоким пессимизмом; отрицая самодержавие, капитализм, как и революционную борьбу с ними, пророчествовал о конце истории, пришествии Антихриста.

В молодости Соловьев был близок Достоевскому, ездил с ним в Оптину пустынь к старцу Амвросию. Парадоксальная личность Соловьева с ее противоречиями веры и неверия, аскетизма и жизнелюбия, интереса к социализму и неприятия насильственных путей к нему дала автору "Братьев Карамазовым" прототипический материал для Алеши и Ивана. Подобно Достоевскому, Соловьев верил в спасительную миссию Красоты; она вместе с Истиной и Добром - залог грядущего "положительного всеединства"- того идеального христиански-нравственного состояния человечества, когда разъединенность исчезнет на всех уровнях сознания и бытия. "Посредник" в достижении "всеединства" - искусство; благодаря "подвигу" художника-пророка оно должно стать "реальной силой, просветляющей и перерождающей весь человеческий мир". Соответственно Соловьев явился противником декадентов, ставших в 1890-е годы мишенью его язвительных статей и остроумных пародий.

Облик "всеединства" виделся Соловьеву как "живое духовное существо", воплощение вечно-женственного начала ("Знайте же, Вечная Женственность ныне/В теле нетленном на землю идет"); его другие лики - Душа мира, София, Дева Радужных Ворот. Символикой подобного рода насыщена поэзия Соловьева, неотделимая от его философской мысли. О мистических видениях-встречах с "Подругой вечной" рассказано в поэме "Три свидания" (1898). В мировидении Соловьева, последователя Платона, полярные начала "небесного" и "земного" стремятся к гармонии, но в соловьевской лирике житейская реальность воспринимается чаще как зло и страдание, в ней "Только отклик искаженный / Торжествующих созвучий". Во многих стихотворениях Соловьева утонченная духовность причудливо сочетается со склонностью к грубоватому юмору и каламбуру в духе поэтов "Искры", к гротеску, иронии и автоиронии; "рыцарь-монах" (Блок о Соловьеве) отдал немалую дань шуточным жанрам.

Поэтика Соловьева традиционна, его образы порой рассудочно-антитетичны, однолинейны (желанные берега, новые звезды, заветный храм и т. п.), иносказания сбиваются на аллегорию. В его символике нет многозначности символа, достигнутой лириками следующего поколения. Но философские образы Вечной Женственности были столь "чреваты" поэзией, что породили сильнейший творческий отклик у последователей Соловьева - символистов начала века, прежде всего у Блока.

Источник: Русская поэзия серебряного века. 1890-1917. Антология. Ред. М.Гаспаров, И.Корецкая и др. Москва: Наука, 1993.